Прот. Игорь Аксенов.
РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПОСТ.

    Дорогие братья и сестры, Вы уже знаете, что в Церкви все немного не так, как у людей, живущих в миру. Даже церковный день начинается не утром, когда восходит солнце, а вечером, когда оно садится за горизонт, и именно в это время в православных храмах совершается богослужение уже следующего дня.

Почему же так? В чем здесь логика? А логика здесь глубочайшая, хотя на первый взгляд и не видна. Если мы обратимся к самым первым словам Священного Писания, то прочитаем в книге Бытия о первом Дне творения следующие слова:

«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1:1-5).

Итак, из самых первых слов Священного Писания мы видим, что, прежде чем Бог сотворил свет, была полная и повсеместная физическая тьма. Почему и генезис, т.е. развитие первого Дня творения, который стал, как матрица для всех последующих дней, почему он, кстати, в книге Бытия и называется не День первый, а День один; так вот, развитие этого самого первого Дня начинается с физической тьмы. «И был вечер, и было утро: день один», - такими словами заканчивается описание первого Дня творения вещественного мира.

Вот почему и церковный богослужебный день начинается также с вечера. Хотя, конечно, понятно, что наш земной день по своей продолжительности не имеет ничего общего с Днями творения этого материального мира, потому что солнце и луна, служащие нам для различения дня и ночи, появляются на небе только на четвертый День творения. Вот как об этом повествует Священное Писание:

«И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день четвертый» (Быт. 1:14-19).

Итак, мы видим из этих библейских слов, что наши земные дни появились только на четвертый День творения этого вещественного мира. Поэтому, под Днями творения правильно будет понимать некие Божественные творческие периоды, имеющие каждый свою цель, начало и окончание.

И как церковный день начинается подобно Дням творения с вечера, так и церковный богослужебный год начинается также с вечера круговорота времен года нашей земной природы. И такой вечер нашей земной природы есть осень, вот почему и церковное новолетие бывает не весной, что казалось бы естественным, а в первый день осени, т.е. 1 сентября по ст.ст.

И каждую осень, с началом нового церковного богослужебного года, для Церкви, которая есть собрание возлюбивших Господа Иисуса Христа и верующих в дарованное Им спасение, начинается новый период духовного обновления и труда по различению и отделению света от тьмы в наших сердцах и, насколько Бог даст, в окружающем нас мире. Помните, как Федор Михайлович Достоевский сказал: «Диавол борется против Бога, и поле битвы - сердце человека».

Посему и христиане называются воинами Христовыми. Только воюют они не против людей, а против диавола и порожденного его гордостью и ложью зла в этом мире. Как об этом прекрасно сказал Апостол Павел в Послании к Ефесянам: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Ефес. 6:12).

И самое тяжелое в этой борьбе заключается в том, что диавол имеет место в этом мире, прежде всего, через нас, людей. Потому что, диавол есть нематериальный дух, и действовать в этом вещественном мире он может по преимуществу через людей, предавшихся в его волю. Причем, большинство таких людей даже и не подозревают, что они творят чью-то волю, тем более диавольскую.

Более того, скажу Вам, что никто из нас не может подобно Господу сказать: «Идет князь мира сего (т.е. диавол), и во Мне не имеет ничего» (Иоан. 14:30). Потому что в сердце каждого из нас есть место злу, а значит и его отцу - диаволу.

Ну, кто из нас может, например, сказать, что он никогда не говорил лжи. А ведь отец лжи - диавол. Он родил ложь, поставив себя равным Богу. Ибо до него лжи во всем Творении Божием не было, почему и Господь в Священном Писании называет диавола «отцом лжи» (Иоан. 8:44).

Или, например, кто из нас может сказать, что он никогда не испытывал сильной неприязни к кому-либо. А ведь по слову Священного Писания, «всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца", и тут же добавлено, что "никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1 Иоан. 3:15).

Что же нам делать? Очевидно, что очищать свои сердца от всякого зла. К чему и призвал нас Господь Своей заповедью: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Матф.5:8).

Каким же образом, спрашивается, нам очищать свои сердца? Прежде всего, таким, какой и указан Самим Спасителем, сказавшем о падших духах, с которыми мы соединяемся своими злыми делами: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Матф. 17:21).

Поэтому и мы, ищущие Царства Божия и Правды будущего века, очищаем свои сердца от всякого зла молитвой к Богу и постом.

Церковью, по соответствию с четырьмя временами года, установлены четыре многодневных поста. И в начале церковного богослужебного года, прежде чем вспомнить и духовно просветиться Светом Рождества Христова, мы совершаем сорокадневный Рождественский пост, очищая и смиряя свои сердца перед Правдой Божией, Которая привела Творца всего сущего и нашего Спасителя в земной дождливый и ненастный день в Вифлеемский вертеп, пропахший скотом и сыростью, и в ясли, где лежал корм для этого скота.

Чувство благоговения перед тайной Рождества Спасителя в Вифлееме заставляет нас задуматься о том, как достойно подготовить себя к воспоминанию этого величайшего события, - события, поистине, всемирно-исторического значения. И Церковь совершает, как уже было сказано, сорокадневный Рождественский пост.

По словам Симеона Фессалоникийского, «пост Рождественской Четыредесятницы изображает пост Моисея, который, постившись сорок дней и сорок ночей, получил на каменных скрижалях начертание словес Божиих. А мы, постясь сорок дней, созерцаем и приемлем живое Слово от Девы, начертанное не на камнях, но Воплотившееся и Родившееся, и приобщаемся Его Божественной плоти». Начинается этот пост 28 ноября н.ст., и заканчивается в праздник Рождества Христова 7 января.

Воздержание во время Рождественского поста менее строгое, чем во время Великого Поста: даже если следовать самым строгим установлениям, то во время Рождественского поста еженедельно, в понедельник, среду и пятницу монастырским уставом запрещаются рыба, вино и растительное масло и дозволяется принимать пищу без масла (сухоядение) только после вечернего богослужения. В остальные же дни - вторник, четверг, субботу и воскресенье - разрешено принимать пищу с растительным маслом. Рыба во время Рождественского поста разрешается в субботние и воскресные дни и великие праздники, например, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в храмовые праздники, и во дни великих святых, если эти дни приходятся на вторник или четверг. Если же праздники приходятся на среду или пятницу, то разрешение поста положено только на вино и растительное масло.

В обычной же церковной практике для мирян во все время Рождественского поста полагается воздержание от мясной и молочной пищи, с позволением вкушать рыбу во все дни, кроме среды и пятницы.

Но, дорогие братья и сестры, смиряя постом свою плоть нам необходимо дать правильное направление и духовной стороне нашей природы.

Пост духовный - есть воздержание и удаление себя от греха и всякого рода зла. К нему Господь призывает Свой народ через пророка Исаию: «Таков ли тот пост, который Я избрал, и день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу? Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и всякое твое писание неправедное раздери. Раздробляй алчущим хлеб твой, и нищих, не имеющих крова, введи в дом твой. Если видишь нагого, одень его, и единокровного твоего не презри» (Исайя 58:5-7). Таков духовный пост, призывающий нас к воздержанию от неправды и от всех злых дел вообще, и в нем подвизаться потребно всем и на всякое время.

Пост телесный, без поста духовного, ничего не приносит для спасения души, даже наоборот, может быть и духовно вредным, если человек, воздерживаясь от пищи, проникается сознанием собственного превосходства над другими от того, что он постится. Истинный пост связан с молитвой, покаянием, с воздержанием от страстей и пороков, искоренением злых дел, прощением обид, с воздержанием от супружеской жизни, с исключением увеселительных и зрелищных мероприятий, просмотра развлекательных телепередач. Пост не цель, а средство, - средство смирить свою плоть и очистить себя от всякой духовной скверны. Без молитвы и покаяния пост становится всего лишь диетой, которую и блудницы соблюдают для того, чтобы преуспеть в искусстве обольщения.

Сущность поста выражена в следующей церковной песне, которая, в переводе с церковно-славянского, предостерегает нас: «Постясь от брашен, душа моя, а от страстей не очищаясь, - напрасно утешаешься неядением; ибо - если пост не принесет тебе исправления, то возненавидена будет душа твоя от Бога, как фальшивая, и уподобится злым демонам, никогда не ядущим».


Настоятель Свято-Ильинского
храма в городе Выборге
прот. Игорь Аксенов.