Слово архимандрита Исаакия (Виноградова) (+1981г.) в неделю 2-ю по Пятидесятнице.


Слово архимандрита Исаакия (Виноградова) (+1981г.) в неделю 2-ю по Пятидесятнице.

     Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
    Кто из вас помнит читанное сегодня Евангелие от Матфея, зачало 9-е, тот знает, что повествуется там о том, как Господь наш Иисус Христос после Своего Кре­щения и сорокадневного поста в пустыне, после того, как Предтеча Его Иоанн дрожащими перстами, недав­но еще лежавшими на главе Иисусовой, указал на Него народу: «Се Агнец Божий!»— пришел в Галилею. И про­ходил по берегу мори. Там увидел Он в лодке двух бра­тьев — Симона, впоследствии нареченного Петром, и Андрея, того апостола, который доходил впоследствии до нашей страны, закидывающих сети в море: «беста бо рыбаря», то есть они были рыбаками. И призвал их Господь на более широкое и трудное дело — уловлять души человеческие в Царство Небесное. И, проходя далее, увидели они на том же берегу другую двоицу рыбаков, сотоварищей и часто соработников Симону и Андрею — сынов Зеведеевых Иакова и Иоанна, и при­звал и их Господь следовать за Собой.
    И после Вознесения Христова и Сошествия Свято­го Духа разнесли апостолы радостную весть а нашем спасении по всей известной тогда вселенной «от восток Солнца даже до запад» — как поется при встрече епис­копа или архиепископа. Посеянные ими семена (сея­ние) дали богатые всходы.
    Апостол Андрей в ладье поднялся по Днепру до высот Киевских, срубил там из дерева крест и, водру­зив его на одном из холмов, пророчески произнес, что будет здесь прославляться имя Христово. А страна наша не была тогда даже и государством. В тех необъятных глазу степях, которые благословил апостол Андрей, мелькали только издали фигуры скифов на лошадях, как бы сросшиеся с лошадью, что дало повод грекам того времени, самому просвещенному тогда, философски и поэтически настроенному народу, создать леген­ду об особых таинственных существах, полулошадях, полулюдях — кентаврах.
    Несколько столетий прошло, и исполнилось проро­чество апостола Андрея. На том самом месте, где вод­рузил он крест, был построен город Киев, и там про­изошло крещение русского народа. А затем возникла поблизости знаменитая своими святыми угодниками Ки­ево-Печерская Лавра, и, начиная оттуда, просияла зем­ля Русская своими святыми по всей широте своей, так что, где бы мы ни жили, везде ступали ноги святых.
    Подражая Вселенской Церкви, празднующей Всем святым, от века Богу угодившим, в первое воскресенье после Троицы, установила и Русская Церковь праздник Всем святым земли Русской во второе воскресенье пос­ле Троицы. К зачалу 9-й евангельского чтения на этот день мудро присоединила она и зачало 10-е, в котором напоминает хотя и хорошо известную всем нам, но так необходимую для повторения и словом и деяньми золо­тую цепь заповедей Христовых о блаженствах: блажен­ны нищие духом, блаженны плачущие, блаженны кроткие, блаженны алчущие и жаждущие правды, милостивые, чистые сердцем, миротворцы, блаженны гонимые за правду и те, имена которых пронесут с кле­ветою за имя Христово. Просиявшие праведностью наши теперь уже «небесные земляки» исполнили эти запове­ди и получили обещанные Христом блаженства.
    В нашей церковной и гражданской истории, которые так тесно переплетаются между собою, встречается много имен святых. Есть среди них и равноапостольные кня­зья, и военачальники, и мученики, и преподобные, столь любимые русским народом юродивые, босыми ногами пронесшие слово Божие до окраин страны, и просто смиренные люди, в лаптях ловившие рыбку где-нибудь на реке и попутно толковавшие слово Божие темным людям, каков был, например, столь близкий нам по ме­сту своего жительства, но так далеко и высоко поднявщийся от нас к Богу святой Симеон Верхотурский.
    Особенно дороги всем нам и ценны для вас те пра­ведники, которые, не покидая мира с его трудами и заботами, имея семью, и сами спаслись, и воспитали в христианстве детей своих. Такою была, например, свя­тая Иулиания, у которой было десять человек детей.
    Все чины святых, которые имеются во Вселенской церкви, встречаются и у нас. И, как бы раздвигая тес­ные для них строчки святцев, часто и по именам со­ответствуют им. Например, сегодня (теперь даже можно сказать «вчера») праздновала церковь память изве­стного защитника Православия святителя Кирилла, архиепископа Александрийского, и, как эхо, звучит в тот же день имя нашего русского святого, преподоб­ного Кирилла, игумена Белоезерского.
    Перед акафистом сегодня возникла мысль, какую икону поставить. Имеются особо ценные иконы Всех святых земли Российской, но у нас такой нет. По сча­стью, наши богомольцы привезли из Киева икону всех святых этого града. В центре ее видите вы святого князя Владимира с крестом в руках и двоих основате­лей Киево-Печерсной Лавры — преподобных Антония и Феодосия. Тут же и святые страстотерпцы Борис и Глеб, и заря нашего христианства — мудрая княгиня Ольга, за которой взошло на Руси и Красное Солныш­ко в лице ее любимого внука святого Владимира. Видите вы и неисчислимые толпы святых иноков Кие­во-Печерской Лавры, как бы выходящие навстречу нам из Ближних и Дальних пещер ее. Особо стоит неболь­шая икона святителя Иоанна, митрополита Тобольско­го, память которого почитается завтра.
    Наша память коротка. Вряд ли многие помнят, а может быть, и все здесь стоящие позабыли, что один­надцать лет тому назад зазвучала страшная песня:
    
    Двадцать второго июня,
    Ровно в четыре часа
    Киев бомбили, нам объявили,
    Что началася война.
    
    Немцы напали на нас и начали прежде всего бом­бить Киев — колыбель нашей веры, древнюю нашу столицу с ее святынями.
    Я служил проскомидию, когда один из друзей моих в тиши алтаря сообщил мне эту ужасную весть. Что мог сказать я своей пастве, в слезах ожидавшей не моего, а Христова утешения? Я повторил только то, что сказал некогда святой Александр Невский: «Не в силе Бог, а в правде». Эта же мысль прозвучала потом и в призыве наших государственных деятелей: «Наше дело правое, мы победим».
    В тот год Пасха тоже была 20 апреля, и день 22 июня, начала войны, также падал на день Всех святых земли Русской. Думаю, что в этом есть особый смысл и утеше­ние. По грехам нашим попустил Бог претерпеть нам тяж­кое испытание, но тут же давал и надежду на то, что по молитвам наших святых угодников будет оказана нам небесная помощь, если мы будем к ней обращаться. Бу­дучи сами искушаемы, наши небесные покровители мо­гут и нам, искушаемым, помочь. И пришла эта небесная помощь после наших молитв, пришла не только в му­жестве и героизме наших воинов, не только в едине­нии всего народа, но проявилась и в особых обстоя­тельствах, при которых получили мы законную и спра­ведливую победу.
    Этой победой надо пользоваться по-христиански. Это значит — прежде всего благодарить за нее Бога. Это значит — ценить тот мир, который она нам принесла. Почти каждый из нас потерял в той войне кого-либо из близких — отца, брата, сестру или матерь. Трудно было перенести это, но приходится подчиниться воле Божией, а самим остерегаться нарушить мир, чтобы не повторилось это снова. Но мир необходим не толь­ко на границах нашего государства, не только в международных отношениях, а вокруг каждого из нас, и особенно в нашей душе. Справедливо слово нашего преподобного Серафима Саровсхого: «Имей мир внут­ри себя, и около тебя спасется тысяча человек».
    Так дорог каждому из нас умиротворенный человек, который и говорит негромко, и не раздражается, и не кипит страстями! Если мы ад представляем себе как тесное место, где все жжет и кипит (по-украински оно выразительно зовется «пекло»), то в раю мыслим мы прохладу в просторе места «злачного», то есть богато­го растительностью и тенью, без жгучего зноя страстей и зимнего холода безразличия. Старайтесь быть такими. С любовью о Христе поручаю я сегодня ваши души защите и предстательству Всех святых, в земле Рос­сийской просиявших, да помогут они и всем нам до­стичь прохлады райской. Аминь.



9 июня/22 июня 1952 г. После вечерни.