БЕСЕДА СВЯТИТЕЛЯ АГАФАНГЕЛА (ПРЕОБРАЖЕНСКОГО), МИТРОПОЛИТА ЯРОСЛАВСКОГО И РОСТОВСКОГО, ИСПОВЕДНИКА (+1928Г.) НА ЕВАНГЕЛИЕ В НЕДЕЛЮ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ (ИН. 7, 37-52; 8, 12)


БЕСЕДА СВЯТИТЕЛЯ АГАФАНГЕЛА (ПРЕОБРАЖЕНСКОГО), МИТРОПОЛИТА ЯРОСЛАВСКОГО И РОСТОВСКОГО, ИСПОВЕДНИКА (+1928Г.) НА ЕВАНГЕЛИЕ В НЕДЕЛЮ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ (ИН. 7, 37-52; 8, 12)

В неделю восьмую после Пасхи Святая Церковь торжественно совершает память единственного в мире события, дивного по своему виду, бесконечно плодотворного по своему действию на род человеческий. Событие это есть преславное сошествие Святаго Духа на апостолов Христовых. Это великое событие, совершившееся в пятидесятый день по Воскресении Христовом, было предызображено Самим Иисусом Христом за полгода до Его крестных страданий и смерти, во время праздника Кущей. В половине восьмидневного праздника Кущей Иисус Христос пришел со Своими учениками в Иерусалим, вошел в храм и стал учить и объяснять Писание. Фарисеи были очень недовольны тем, что Он выступал в храме с объяснением Писания. Им казалось, что выступить с проповедью в Иерусалимском храме, где единственными распорядителями и учителями они считали самих себя, со стороны Христа была слишком большая смелость, тем более что никто из раввинов и книжников не был Его учителем в деле проповеди. Приняв все это во внимание, они спрашивали друг друга: Как Он знает Писания, не учившись? (Ин. 7, 15). Но, однако, они чувствовали себя бессильными, чтобы воспрепятствовать Ему, и даже, по-видимому, с терпением слушали Его проповедь. Так прошли праздничные дни и наступил последний великий день праздника (Ин. 7, 37). Этот день отличался особенной торжественностью, так как заключал собой не только праздник Кущей, но и весь круг годовых праздников еврейских. В этот день рано утром народ, оставив свои кущи, собирался в храм с тем, чтобы по окончании священного собрания возвратиться в свои жилища. Один из священников с золоченой кружкой выходил к Силоамскому источнику, протекавшему возле Иерусалима, черпал из него воду и нес ее в храм. Когда он с почерпнутой водой подходил к дверям храма, то Первосвященник и оставшиеся в храме священники встречали его с трубным звуком и вместе с народом пели слова пророка Исаии: Почерпните воду с веселием от источников спасения... Жаждущие, приидите на воду (Ис. 12, 3, 9). Почерпнутую воду Первосвященник нес в святилище и там, смешав ее с вином, выливал на алтарь, откуда она по трубам должна выливаться в поток Кедронский. Это была самая торжественная минута в течение всего праздника, так что, по выражению раввинов, «кто не видел этой радости почерпания воды, тот не знает, что такое радость».

Излияние Силоамской воды на жертвенник служило прообразом той духовной воды, которая со времен Мессии будет изливаться на весь мир. А потому Иисус Христос, воспользовавшись этим праздничным обычаем, предложил ликующему народу Свое Божественное учение о благодати Святаго Духа, которую Он пошлет в мир после Своего прославления. Он встал и возгласил: Кто жаждет, иди ко Мне и пей (Ин. 7, 37). Христос как бы говорит: «Я источник той живой воды, той благодати, прообразом которой служит это торжество. Поэтому, жаждущие истины и благодати, идите ко Мне, как некогда жаждущие иудеи шли к скале, источавшей воду, и пейте». Но что значит приходить к Нему и пить, это раскрывает Сам Христос, говоря: Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал, — замечает евангелист, — о Духе, Которого хотели принять верующие в Него (Ин. 7, 38). Следовательно, жаждать — значит чувствовать нужду в Спасителе и веровать в Него, быть Его учеником, быть истинным христианином. Реки живой воды означают обилие благодатных даров, которые подаются верующим во Христа со времени сошествия Святаго Духа на апостолов. Как Сам Иисус Христос источает эту живую воду, так и верующий во имя Его, получив Духа, не только будет иметь эту воду у себя, в своем сердце, но и будет изливать ее на других. Слова Иисуса Христа произвели такое глубокое впечатление на слушателей, что тотчас же начались суждения и споры о лице проповедника. Простой народ, который руководствовался здравым смыслом, слыша неслыханное до того времени учение, исходящее из уст Христа, и видя невиданные прежде дела, какие совершал Он, приходил к убеждению, что Сей есть пророк (Ин. 7, 40). Перед пришествием Спасителя в мир ожидание великого пророка между иудеями было всеобщее. Еще Боговидец Моисей говорил народу израильскому в пустыне: Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь, Бог твой, его слушайте (Втор. 18, 15). Этот пророк, по народному верованию, должен был предварить пришествие Мессии.

И вот теперь, слушая со вниманием и благоговением учение Христа, призывавшего к Себе жаждущих, многие из народа говорили, что это именно и есть обещанный пророк. Другие же говорили, что это и есть Мессия — Христос. Но то именно, что некоторые начали открыто говорить о Нем как пророке и Мессии, только ожесточило фарисеев. Эти жалкие и бездушные формалисты, следуя только своим предубежденыям, своим ложным и пагубным мнениям, стараются подавить здравые понятия народа и внушить ему свои заблуждения. «Какой это Христос?» — говорили они. — Разве из Галилеи Христос придет? (Ин. 7, 41). И в доказательство своего мнения они ссылаются на Священное Писание, в котором сказано, что Христос придет от семени Давидова, из Вифлеема, из того места, откуда был Давид (Ин. 7, 42). Но чем они доказывали, что Иисус Христос произошел не из рода Давидова и не из Вифлеема? Разве не из рода Давыдова происходила Пресвятая Дева Мария, мать Его, и Иосиф, Ее обручник? Разве не в Вифлееме родился Он? Разве не в Вифлееме Ирод искал Его, чтобы погубить? Все эти обстоятельства ясно говорили о том, что Христос есть именно тот самый Мессия, о Котором говорит Писание, что Он при-дет от семени Давыдова, из Вифлеема. Но ослепленные враги Христовы не хотели узнавать истины, а старались затемнить ее и в себе, и в других; они думали не о том, как доказать истину, а о том, как оправдать свое заблуждение; они старались поддержать свою мнимую славу и уничтожить усиливающееся с каждым днем уважение народа к галилейскому Учителю. Такие различные мнения об Иисусе Христе довели народ до распри, которая кончилась тем, что некоторые хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук (Ин. 7, 44). Посланные фарисеями взять Иисуса служители возвратились к ним, не сделав даже и попыток исполнить данное им поручение. Какой-то необъяснимый страх в присутствии Его связывал им руки, какая-то бесконечно могучая сила отнимала у них волю, подрывала решимость. Никогда человек не говорил так, как Этот Человек (Ин. 7, 46), — вот все, что могли сказать они на вопрос первосвященников и фарисеев: Для чего вы не привели Его? (Ин. 7, 45).

Такой короткий и простой ответ простых людей достоин замечания: их ответ — неопровержимая истина. Действительно, никто не говорил с такой премудростью, силой и благодатью, как Христос; ни один человек от начала мира не преподал такого высокого и спасительного учения, какое преподал Христос. Но фарисеи не вняли словам истины. Они не спрашивают посланных, что сказал и чему учил Христос, каким образом привел их в такое изумление, что они не могли схватить Его, а с бранью и гневным упреком спрашивают их: Неужели и вы прельстились? (Ин. 7, 47). Фарисеи были так убеждены в своих ложных мнениях об Иисусе Христе, что противное о Нем мнение считали обманом, прельщением. «Неужели и вы прельстились, — говорили они возвратившимся посланным, — вы, которые должны смотреть на нас и следовать нашему примеру? Посмотрите же, уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев? Одни только простаки, народ неученый, неведующий Закона Божьего, уверовали в Него. Но вы не смотрите на народ, он слепотствует, он достоин отвержения, проклятия. Этот народ невежда в Законе, проклят он (Ин. 7, 49). Вы нам должны внимать и подражать. Мы не веруем, и вы не должны веровать, потому что вы не можете судить, вы не знаете Закона, а мы знаем и потому не веруем». Таково слово гордого самообольщения! Надменные фарисеи мечтали, что только они совершенно знают Закон, что только они непогрешимы в своих суждениях. Но так ли? Подлинно ли фарисеи знали Закон? Если бы они действительно знали его, то не сказали бы таких ужасных слов, что народ невежда в Законе, проклят он. Они знали бы, что «проклят, — по слову законодавца Моисея, — всякий человек, кто не исполнит всех слов Закона и не будет поступать по ним (Втор. 27, 26). Закон проклинает того, кто не тверд в Законе, кто не исполняет того, что он повелевает. А таковы-то и были сами говорившие фарисеи. Они, зная, как Закон учил о Моисее, и видя его исполнение на Иисусе Христе, снедаемые завистью, забыли о Законе и не уверовали в Христа. Следовательно, проклятие фарисеев скорее обращается на головы самих проклинавших, чем на простой, но верующий народ. Затем, правду ли говорили фарисеи, что будто никто из начальников и фарисеев не уверовал во Христа? Нет, и из начальников многие уверовали в Него, — как говорит евангелист Иоанн, — но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги (Ин. 12, 42). Даже здесь, между ними, фарисеями, находился один, который не только не сочувствовал пристрастным и презрительным отзывам их о Христе, но и признавал Его за пророка и даже видел в Нем обетованного Мессию. Это был Никодим, тот самый Никодим, который во время первой Пасхи приходил ко Христу ночью, чтобы сблизиться с Ним, чтобы поучиться у Него. Тогда Никодим приходил ко Христу ночью, тайно, боясь преследования со стороны своих собратий, членов синедриона, теперь он выступает с решительным намерением защищать перед всеми Того, Кого так презирали и преследовали первосвященники и фарисеи. Судит ли Закон наш человека, — говорит Никодим, — если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает (Ин. 7, 51). Фарисеи сослались на Закон, но судили о Христе не по закону, а по страсти слепой ненависти и вражды. Никодим также указывает Закон, на основании которого требует справедливости, беспристрастного рассмотрения дела, прежде чем произносить суд, поэтому он спокойно, без пристрастия, руководствуясь здравым смыслом и правилом закона, спрашивает своих собратий: «Вы говорите, что народ не знает Закона и потому проклят, но поступаете ли вы сами, как того требует Закон? Не предписывает ли он прежде всего выслушать обвиняемого, а потом уже судить?» Речь Никодима сильно поразила синедрион. Все чувствовали справедливость этих слов, все в душе были согласны с Никодимом, но не все хотели сознаваться в этом. В глазах фарисеев всякий защитник Иисуса, равно как и приверженец Его, одинаково заслуживал наказания и презрения, как и Он Сам; поэтому, чувствуя со стороны Никодима горький упрек себе и не находя, что можно было бы возразить ему, они с насмешкой говорят: И ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк(Ин. 7, 52). Веровать в Иисуса они считали делам, свойственным только необразованным галилеянам, только они, по ложному патриотизму, могут думать, что Иисус галилейский — Мессия, потому что из Галилеи не только Мессия, но и простой пророк не приходит.

Но это была совершенная неправда. Страсть до того ослепила законников, что они в помрачении ума своего забыли, что из Галилеи происходили Исаия, Иона, Наум, как свидетельствует Писание; Елисей, Амос, Осия, как говорит Предание. Что отвечал на укоризны фарисеев Никодим, Евангелие не передает, вероятно, он замолчал. Отвечать насмешкой на насмешку Никодим считал ниже своего достоинства, а серьезный ответ едва ли принес бы пользу не хотевшим слушать истину и рассуждать. Тем не менее, Никодим достиг своей цели: намерение врагов Христовых схватить Его не исполнилось, служители не послушали их. Среди себя они встретили обличителя неправды, синедрион разделился на партии, и, не достигнув согласия, все разошлись по домам (Ин. 7, 53).

Но в то время как фарисеи, присвоившие себе ведение Закона и руководство народа, не хотели признавать Иисуса Христа за пророка, презирали и осмеивали тех, кто веровал в Него, Он Сам изрекает свидетельство о Себе. Он яснее, чем прежде, излагает народу иудейскому Свои права на Божественное достоинство. На другой день Господь опять пришел в храм и там, в одном из притворов, желая обратить на Себя все внимание народа, возгласил: Я свет миру, кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни (Ин. 8, 12). Как при излиянии Первосвященником силоамской воды Он говорил: Кто жаждет, иди ко Мне и пей, — так и теперь, быть может, указывая на золотые подсвечники, на вершине которых в продолжение праздника горели лампы, разливая свет на весь город, и которые теперь стояли в храме незажженными, Он свидетельствует о Себе, что Он есть истинный свет. «Я свет миру, — говорит Христос, — что солнце для земных существ, то и Я для мира духовного и рода человеческого. Как без света и теплоты солнца не может жить ни животное, ни растение, так и без Меня, без Моего света, не может иметь жизни ни ангел, ни человек. Кто последует за Мной, верует в Меня, соблюдает Мои заповеди, тот не будет ходить во тьме заблуждения, но будет иметь истинную жизнь, будет иметь любовь, радость и мир в Святом Духе: в этом состоит свет жизни!..»

Так говорил Христос Своим слушателям, а в лице их и нам. И мы, по великой благости Божией, озарены лучами света Христова: свет евангельского учения светит пред нами и указывает нам путь к жизни и блаженству. Христос Спаситель и к нам простирает Свой голос: Кто жаждет, иди ко Мне и пей (Ин. 7, 37). Чем же мы можем утолить жажду души своей? Согласно Своему обещанию, Иисус Христос ниспослал от Отца Святаго Духа на апостолов и на всех верующих в Него, да будет с нами вовек (Ин. 14, 16). Дух Святый, сошедший на апостолов, доныне присущ Церкви Христовой, и многоразличные Дары Его сообщаются всем истинно верующим чрез учение Христово, молитву и спасительные Таинства. Учение Господа нашего Иисуса Христа полно духа и силы. Кто с верою и любовью принимает учение Господа, тот получает и силу Духа Святаго, содействующую к исполнению Божественного учения. Слова, которые Я говорю вам, — учит Христос, — суть дух и жизнь. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти к жизнь (Ин. 5, 24).

Так совершенно и спасительно учение Христово. Не столько этот видимый свет важен и необходим для нас, сколько важно и необходимо учение Господа Иисуса Христа. Как без этого видимого света и солнечной теплоты не могут во время своего бытия и растения, и животные, так без света и спасительной силы учения Христова не может жить наша душа, не может она ни приобретать, ни сохранять даров благодати, необходимых для нашего спасения. Без света и силы спасительного учения душа мертва, потому что не может знать истины, не может спасительно действовать и блуждает во мраке неведения, в удалении от Бога, источника света и жизни. Поэтому, чтобы удовлетворить нашу жаждущую душу, нужно внимательно слушать учение Христово, читать самим и назидать друг друга благочестивыми беседами о Христе Спасителе и Его благодатном учении.

Другим верным средством к получению благодати Святаго Духа есть молитва к Нему, чтобы ох пришел и вселился в нас и очистил нас от всякой скверны. Образец такой молитвы известен каждому из нас: он находится во главе всех прочих молитв, им начинается всякое богослужение, почти каждое молитвословие: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде сый и вся исполняяй, сокровище благих и жизни Подателю, прийди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Молись так, христианин, молись как можно чаще, молись так во всякое время. Только молись с верой, без всякого сомнения, молись усердно и неотступно, и молитва твоя будет услышана. Ты почувствуешь в себе присутствие Духа Божия в мире и спокойствии совести, в самой чистой, неизъяснимой радости, которая наполнит твою душу.

Но самым главным и действительным средством к получению благодати Святаго Духа служат Святые Таинства Православной Церкви. В Святых Таинствах открыты нам неиссякающие источники живой воды, текущей в жизнь вечную. Они освящают наше тело и душу, оживотворяют все существо наше и сообщают нам во всей полноте дары Святаго Духа. Итак, благоверные слушатели, если мы будем жить по воле Божией и по закону Христову, если будем возноситься в молитве умом и сердцем к Богу с твердою верою, если с полным благоговением будем участвовать в Святых Таинствах, то утолим жажду души своей, и благодать Святаго Духа всегда пребудет с нами.


Сказано в Томской духовной семинарии. 1888 г.