Поучение епископа Виссариона (Нечаева), Костромского и Галичского (+1905г.) в неделю 7-ю по Пятидесятнице

ПОУЧЕНИЕ ЕПИСКОПА ВИССАРИОНА (НЕЧАЕВА), КОСТРОМСКОГО И ГАЛИЧСКОГО (+1905 г.)
В НЕДЕЛЮ 7-Ю ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ.

Грех богохульства.

Фарисее глаголаху: о князе бесовстем изгонит бесы (Матф. 9, 34).

Сии слова, содержащияся в сегоднешнем евангельском чтении, сказаны фарисеями по поводу чудесного исцеления Иисусом Христом человека немого-бесноватого: бес был изгнан из него, немой стал говорить. Народ, пораженный чудом, говорил: никогда ничего подобного не бывало в Израиле. Враги Христовы с целью отвлечь народ от Христа, хотя не отвергали чуда, старались обяснить его в превратном смысле, уверяя народ, что Иисус совершил это чудо не божественною силою, по силою князя бесовского, что Христос находится в тесном союзе с ним и его силою изгоняет бесов. Какая гнусная и нелепая клевета на Иисуса! Он пришел в мир за тем, чтобы разрушить дела диавола, уничтожить царство его, распространенное по всему миру, царство суеверий, многобожия — ибо вси бози язык бесове (Псал. 95, 5), по слову псалмопевца, — царство нечестия, всякой лжи и нечистоты. Опровергая эту клевету по другому подобному случаю, Христос сказал: всяко царство раздельшееся на ся запустеет, и всяк град или дом разделивыйся на ся не станет. И аще сатана сатану изгонит, на ся разделился есть: како убо станет царство его (Матф. 12, 25-26)? Смысл речи Христовой такой: «Согласно ли с здравым смыслом думать, будто диавол, исконный враг добра и истины, помогает Христу разрушать его царство и насаждать в мире истину и добро? Если, по словам фарисеев, Христос изгоняет бесов силою князя бесовского, что это значит как не то, что сатана, изгоняя бесов, покорных своих слуг, изгоняет самого себя, что он разделился сам с собою? Возможно ли, чтобы князь бесовский, посылающий бесов в людей мучить их, в тоже время помогал Христу выгонять их из людей, чтобы не мучили их? Это значило бы, что царство сатаны разделилось; если же царство разделилось, то ему грозит опустение, и сатана сделался бы врагом самому себе; но это не допустимо; сатана закоснел во вражде против истины и добра». Действительно, сатана до такой степени закоснел в этой вражде, что она будет продолжаться до скончания века, пока окончательно он будет побежден в лице антихриста. До появления антихриста царство сатаны, хотя нанесены ему сокрушительные удары силою Христовою, не опустеет. Судя по тому, что членов царства Христова до сих пор, несмотря на постепенное возрастание христианской веры, гораздо меньше чем слуг сатаны, должно полагать, что окончательное падение его царства не скоро наступит, и что всего нелепее было утверждать, чтобы сатана сам ускорил падение своего царства во дни земной жизни Христа. Посему если фарисеи сказали, что Христос изгоняет бесов силою князя бесовского, они сказали грубую и нелепую клевету, которая притом соединена с богохульством, ибо обвинили Его в союзе с диаволом, обвинили всенародно, в присутствии многих свидетелей. Может ли быть что возмутительнее? К сожалению, грех богохульства не есть необыкновенное явление. Возмутительно слышать богохульныя бранныя речи против истинного Бога и христианской веры со стороны неверующих в истинного Бога язычников, каковы например речи Ассирийского полководца Рапсака во время осады Иерусалима (4 Цар. 18, 22. 30; 10, 22); Рапсак ни во что ставил истинного Бога и покланялся ложным богам. К прискорбию, и в среде христианского общества встречаются люди, которые позволяют себе произносить хулу на Святую Троицу, на Христа Спасителя, на Богородицу, на святых, на Церковь, на таинства, на Священное Писание, вообще на веру христианскую. Для них нет ничего священного. Все, что для других священно, для них составляет предмет поругания. В крайней степени богохульство проявляется у бесноватых, особенно когда их приводят в какую нибудь церковь для поклонения святым мощам и святым иконам. С величайшими усилиями подводят их к этим святыням, чтобы приложиться к ним. При этом они оглашают воздух ужасающим криком, из их уст исторгаются самыя гнусныя хулы против Бога и святых Его. После сего они большею частию утихают, полагают на себе крестное знамение и нередко выздоравливают. Гораздо достойнее сожаления положение многих здравомыслящих людей, которые, питая заклятую вражду против Церкви православной, изрыгают страшныя хулы против нея, называя ее сатанинским капищем, — против имени Христа Спасителя, называя Его антихристом, если имя Его произносится Иисус а неИсус, — против четырехконечного креста, уподобляя его изображению креста на игральных картах, — против таинства евхаристии, называя тело и кровь Христову омерзительным именем, — вообще против всех священнодействий православной Церкви, отрицая присутствие в них благодати Божией. С величайшей злобою и презрением они относятся к мощам новоявленных угодников Божиих, не признают их нетления и чудес, чрез них совершаемых, даже дерзают утверждать, что они совершаются силою бесовскою. Такия богохуления слышатся, к прискорбию, не от одних раскольников, но и от многих утративших веру, гордых своим многознанием. Иногда эти богохуления встречаются в книгах, напечатанных за границею, в карикатурных рисунках, но большею частию изрыгаются устно.

О тяжести греха богохульства и вообще хуления Веры можно судить по тому, что в Ветхом Завете за этот грех положена была смертная казнь, побиение камнями (Лев. 24, 10. 16). Эта казнь предваряема была тем, что свидетели богохульства возлагали руки на главу богохульника. Иисус Христос, обличая иудеев за грех богохульства по поводу исцеления Им другого бесноватого, назваль этот грех хулою на Святого Духа и сказал: «всякий грех и хула даже на Сына человеческого отпустится, но хула на Духа Святого не отпустится ни в сей век, ни в будущий» (Матф. 12, 31-32). Строгость этого приговора обясняется злонамеренностию богохульников. Они, т. е. богохульствовавшие фарисеи, не могли не знать, что чудеса, равно как пророчества, суть действия Святого Духа. Стало быть, обявляя Христа за исцеление бесноватых в союзе с диаволом, они виновны были не столько против Христа, сколько против Святого Духа, дело Его называя диавольским, хотя знали, что подобныя дела может творить только Бог. Правда, при кончине века попущено будет и диаволу через антихриста творить нечто подобное чудесам, подобно тому как волхвы пред фараоном могли сотворить слабое подобие первым трем чудесам Моисея. Но что чудеса антихристовы будут делом обмана, а не делом божественной силы, это ясно из свидетельства апостола (2 Сол. 2, 9-10), и в этом нетрудно убедиться в виду того, что антихрист будет врагом веры и благочестия и потому ничего не будет общего между ним и Христом.

Грех богохульства есть поистине диавольский грех. Диавол первый дерзнул богохульствовать, когда, искушая на грех Еву, истолковал ей заповедь Божию о не вкушении от древа познания добра и зла в смысле зависти Бога к людям, ибо, по словам диавола, Бог опасался, что люди, вкусив запрещенного плода, сделаются подобными Ему богами.

Грех богохульства есть также грех антихристов, ибо он, по слову тайновидца, будет иметь хульныя уста и отверзет их в хуление к Богу, хулить имя Его и живущих на небеси (Апок. 13, 5-6).

Если грешно хулить человека, каков бы он ни был, то несравненно грешнее дерзость хулы на Бога со стороны ничтожного пред Ним существа. Архангел Михаил не дерзнул похулить даже диавола, когда препирался с ним о теле Моисея. Архангел не допускал диаволу взять это тело, сокрытое в неизвестном месте, и делать его предметом суеверного поклонения (Иуд. ст. 9). Диавол вероятно осыпал Архангела бранными словами за сие противодействие; но Архангел не отвечал на брань бранью, ибо в лице самого диавола чтил одаренное от Бога высокими достоинствами существо, несмотря на то, что он помрачил в себе эти достоинства. Если светлый дух не дерзнул хулить ожесточенного врага Божия, духа всякой лжи и нечистоты, то судите, как возмутительно и непростительно богохульство. Нельзя не поставить в вину хуление истинного Бога со стороны незнающих Его, язычников, каковы например Фараон (Исх. 5, 2), Голиаф, Гапсак (4 Цар. 19, 16-22), Навуходоносор (Дан. 3, 17), Антиох (2 Мак. 9, 4. 12. 28), ибо и язычники не лишены средств достигнуть истинного богопознания (Рим. 1, 20). Но несравненно тяжелее и безответнее вина богохульства со стороны людей, знакомых с истинною верой. Вот почему таковых даже гражданский закон присуждает к строгому наказанию. По степени важности вины, одних осуждает он на каторгу, если преступление совершено в церкви, других к поселению в отдаленныя места, если преступление совершено в другом каком-либо месте, иных к тюремному заключению. Даже те, которые дозволают себе произнести в публичном месте слова, имеющия вид богохуления или порицания веры и Церкви православной, без умысла оскорбить святыню, а единственно по неразумению, невежеству и пьянству, заключаются в исправительный дом на несколько месяцев. Этого мало: тюремному заключению подвергается и тот, кто, слышав в публичном месте богохуление или порицание веры, не дает о том знать начальству для прекращения соблазна, ибо это преступление, тяжкое само по себе, становится еще тяжелее потому, что оно производит вредное действие на слушателей, ослабляя в людях слабых благоговение к Богу.

Никому не дай Бог впасть в искушение богохульства. Но опасность быть виновным в этом грозит всякому. Апостол Павел обличает иудеев в том, что они, хвалясь знанием закона, преступлением его не только сами безчестят Бога, но еще дают повод другим хулить Его. «Вас ради, присовокупляет апостол, имя Божие хулится во языцех» (Рим. 2, 24). Иудеи словами Бога не хулили, но жизнь их была такова, что язычники, смотря на нее, хулили истинного Бога. Они так рассуждали: если исповедники иудейской веры ведут себя безнравственно, то значит и вера их нехороша и Бог, в которого они веруют, не есть истинный Бог. По жизни верующих язычники судили о вере. Суждение, конечно, несправедливое; не вера виновата в том, что верующие живут худо; истинная вера учит одному добру; но, к сожалению, люди не слушают ея внушений и дают повод незнающим этой веры хулить ее и таким образом, хотя сами не хулят ее, должны отвечать за богохульство, совершаемое другими. Будем, братие, помнить это и вести жизнь так, чтобы зрящие ее не хулили, а прославляли Отца небесного. Проповедники Евангелия просвещают неверных словом, а прочие могут содействовать успехом истинной веры среди неверных жизнию, т. е. ревностию к исполнению заповедей Господних.